Stolica.ru
Все Кулички                          Реклама на Куличках
     
 
Посторонним В
 
ГЛЮКОГЕНЕЗ
 
 

Академгородок медленно уходил на ночную сторону. Небо стало синим и глубоким, а над горизонтом, за Обским морем, приобрело лёгкий вишнёвый оттенок. И туда, в сторону уходящего солнца, прочь от ночи, уносилась стая чаек.

Шварц сидел в 504-й комнате биологической общаги и читал.  Яшка, Макс и Витек упилили куда-то закупать вайн для сегодняшней вечеринки у Тани. Вообще-то поисковую партию за вайном возглавлял алкоголик Макс. Витьку и Яше просто не сиделось в четырёх стенах, им хотелось пройтись по вечернему Академу, очень красивому и загадочнуму в этот час.

Витёк сказал: "Клевая Таня, Клевая еда. Ранняя пташка... Всё вкусное съедят..."  Это были сильные аргументы. Заякорившегося Шварца им вытащить не удалось, и они оставили его наедине с книгой.

- Я скоро прийду.- Честным голосом сказал Шварц.  Напевая "Старый Шворц, Глупый Шворц...", они ушли.

Теперь он кайфовал в одиночестве, никем не отрываемый от книги. Не прерывая чтения, Шварц пошарил в рюкзачке и выудил бутылек с витаминками. Он высыпал на ладонь три шарика в оранжевой глазури и съел их, разжевав.

- Тич ми ски май бэйби...- Пели "Эдельвейсы" из магнитофона на подоконнике. Шварц слегка покачивал головой в такт музыке. Он прочитал ещё одну главу. Пора идти, подумал Шварц. Уже темнеет. Эти дятлы зажуют всю еду, высосут всё вино...

- Тич ми ски май бэйби...- Пели "Эдельвейсы" из магнитофона на подоконнике.

Шварц подумал, что за щит, я же наизусть знаю эдельвейсовскую кассету, сейчас должна быть "Крошка-кенгуру"...

- Тич ми ски май бэйби...

Вот от таких вещей и начинаешь сомневаться в реальности восприятия, сказал он сам себе и спрыгнул с кровати. Облокотившись на стол под окном, Шварц всмотрелся в магнитофон. Странные вещи иногда происходят с этими простыми штуковинами. Магнитофон Макса на треть состоит из спичек. Никто не понимает, как он работает.

За окном собирались сумерки, хотя полоска неба над горизонтом ещё полыхала закатными красками. Скоро в корпусе напротив математики включат свет, громко заиграет музика и начнутся танцы, и тебе захочется пойти туда, но потом ты подумаешь, что не знаешь никого из них, и тебе будет там одиноко, ты будешь всматриваться в силуэты за окнами и... внезапно черная голова возникла перед ним. Шварц вскрикнул и отскочил назад.

"Открой окно"- донесся до него голос, приглушенный двойными стеклами. "Это Костик."- сообразил Шварц.

Он открыл окно. Костик Столетов подтянулся на руках и с кряхтением закинул ногу за подоконник. В глаза бросалось полное альпинистское облачение Костика - шерстяная шапочка, куртка, шерстяные штаны и шипастые ботинки. С карабина на поясе свисала верёвка, уходившая куда-то вниз.

- Ну Костик, ты как ночное насекомое...- Костик хмыкнул.

- А где все? - Озадаченно спросил он, разглядывая комнату.

- Там, где почему-то нет тебя. У Тани.

- Ой! - Костик схватился за голову.- Оргия у Тани?!

- Точно. Пошли, мы ещё успеем.- Шварц начал собираться.

- Слушай, прилично туда идти вот так? - неуверенно спросил Костик, стыдливо глядя на свою одежду.

- Ну всяко лучше, чем галстук и очки на голое тело. -  Костик рассмеялся.

- Короче, ты не тормози. И чего ты ночью ползаешь по стеклам?

- Да достали они меня... Мой гарем меня достал. Прихожу из института, а там мордобой. Меня делят.

- Ну и кому ты достался? - С плохо скрываемой завистью осведомился Шварц, причёсываясь железной расчёской.

-Никому. Я пришел и поделил по честному.

Шварц разыскал на столе колбу со вчерашним кофе и приник к ней. Колонии кофейных бактерий и микробов с печальными криками рухнули в пищевод.

- Ну залезай, я окно закрываю, фигня всякая на свет налетит...- сказал Шварц Костику, сидевшему на корточках на подоконнике - зрелище не для нервных, как-никак, пятый этаж.

- Берегись! - донесся сзади тревожный крик. - Это ты. Зелёный? - Шварц нервно обернулся. В комнате никого не было.

Pipa.jpg (10949 bytes)

- Быстрее, идиот, столкни его вниз! - Завизжал тот же голос. Шварц вздрогнул от ужаса - на полке стеллажа что-то шевельнулось. В свете электрической лампы. Шварц увидел Жабу Пипу. Эта прикольная резиновая жаба первоначально предназначалась в качестве подарка девчёнкам на 8-е марта, но потом, в силу своей клёвости, была оставлена себе, и вскоре стала настоящим символом комнаты 504. Пипу любили, ею было хорошо бросаться и издавать желудочные звуки. Пипа шевелилась и смотрела на Егора влажным глазами. Шварц почувствовал, как тонкие нити и стропила его скелета обрываются от ужаса.

- Де-бил!!!- Зловеще проорала жаба и яростно показала лапой в сторону окна. Шварц машинально обернулся. Вовремя. То, что сидело на подоконнике больше не тянуло на Костика Столетова. Оно даже не напоминало человека. Поблёскивали черные, покрытые толстыми торчащими волосками мандибулы. Они шевелились.Членистые ноги с когтями и присосками цеплялись за стол и подоконник. Брюхо пульсировало. К щитку верхнегруди прилипла сморщенная оболочка со свисающей курткой и штанами. Радужные фасеточные глаза следили за Шварцем. Челюсти щёлкнули.

Пипа презрительно поглядела на Егора и что то пробормотала под нос. Затем она издала ужасающий японский вопль и прыгнула прямо в тварь на подоконнике. Адский клубок взметнулся в воздухе, перекувырнулся и исчез.

- Они воруют мё-ёд...- прогудел чей-то голос, словно ночной пещерный дух пролетел над студгородком.

Непреодолимая сонливость одолела Егора, он с трудом дополз до постели и рухнул прямо на одеяло. Ему приснился Филип Дик, который стоял на берегу какой-то речки и сказал "С одной стороны твой мир разрушается, как обуглившаяся бумага на ветру, а на другом конце ты придумываешь его снова и снова, опережая процесс разрушения всего на несколько шагов, минут и мыслей. А потом вся сигарета превратится в пепел, и кто-нибудь стряхнет его на землю... " Шварц хотел сказать, что Кастанеда пишет про то же самое, но его не было на берегу реки и он решил лучше вместо этого найти свои руки, он посмотрел вниз и увидел под собой какие-то цветные пятна.

Зрение сфокусировалось и Шварц с удивлением прочитал: Самарканд. Это была большая карта Советского союза, сотнями кнопок приколотая над кроватью Шварца.Он лежал лицом к ней, обливаясь потом. Зазвонил будильник. Шварц приподнялся на локтях и огляделся. На своих кроватях спали Зелёный и Макс. Яшка ворочался на раскладушке.

- Убью.- Зловеще сообщил он, не просыпаясь и выпуская пузырёк слюны изо рта.

- Мужики, давайте спать. - Прохрипел во сне Зеленый, обнимая подушку. "Вот лунатики",- подумал Шварц и почесал голову. За окном светало. Вообще уже рассвело. Пора было тащиться на пошлую практику по цитологии.. Опять дышать эфиром и уксусом, красить руки реактивом Шиффа...Наркоманить. А некоторые (Шварц хмуро посмотрел на Макса) делают вид, что им нравится, лицемеры...

За окном пропела цыцыгейка-пуховка. Для подкрепления сил Шварц отсыпал себе витаминок из бутылька. Разжевав их он встал, воткнул чайник в розетку и ушел умываться.

- Эй, сплюшки,- окликнул Шварц спящих, когда уже попил кофе и был готов к выходу. - Ранняя пташка пончик жует...

- Я не хочу баклажана...- простонал Зелёный сквозь сон.

- Ой, ну и надрался я вчера.- Всхлипнул Яша на раскладушке.

- Как мне всё болит...- Сообщил Макс, пряча голову под одеялом. Егору стало не по себе. Что же я вчера делал... О боже, ни хрена не помню...  


Они слегка опоздали, но это было не страшно.  Студенты вскрывали самок бабочек-репейниц, и они занялись тем же.   Егор пластал под бинокуляром брюшко своей жертвы. Препаровальными иглами он отделил длинные, сегментированные яйцевые трубочки. "Что-то они мне напоминают..."- подумал Шварц.

Он отделил одну трубочку и перенёс её на предметное стекло в каплю физиологического раствора. Потом он промыл белую нить лицевой трубочки уксусным спиртом и капнул сверху кровавую капельку ацетоарсеина из капельницы.

- Пошли обедать.- Услышал он над ухом голодный голос Макса.

- Ты специально поджидал? У меня краситель работает...

- Ну ладно, короче, догонишь нас, мы пошли в верхний зал.

- Мазохисты.

- Нет. Нищие.

Шварц посмотрел на дверь, там скрывались последние студенты. Он почувствовал, что сильно обижен.

- Ладно, не раскисай, старый андроид.- Донесся голос из рюкзачка. Перепончатая лапа откинула клапан. Жаба Пипа вылезла из рюкзачка и с удобностью уселась на нём верхом.

- А-а-а...- Шварц глядел в Пипу.

- Не шуми.- Сказана проницательная Пипа.- Ты мне кое чем обязан. Забыл?"

- Вот щит.- Подумал Шварц.- Кастанеда беседовал с шакалом, я беседую с жабой. Какой упадок.

- Ну ты всё таки тормоз...- Возмутилась Пипа и замолчала на полуслове. Со щелчком выбросив изо рта длинный язык, она сцапала уползшего из банки кузнечика.

- Хорошая еда...- Задумчиво сказала Пипа. Прищуренными глазами она посмотрела на Шварца.- Кстати, мы ещё не представлены друг другу.

- Меня зовут Шварцем, Егором или Арнольдом, да ты и так знаешь...- Сказал Егор, с удивлением чувствуя растущую симпатию к умному земноводному.

- А меня зовут Робин. Будем знакомы. Со свиданицем, как говорится у нас в комнате. У тебя стёклышко высохло.

Шварц чертыхнулся и начал спасать препарат. Трубочка, вроде бы, не повредилась.

- Ух ты, слушай,- вдруг осенило Шварца.- это же похоже на связку сосисок. Он радостно глядел на яйцевую трубочку.

- Товарищ, у тебя голодные галлюцинации.- Сказал Робин. Потом он зевнул и полез в рюкзак.- Ну,я пойду, посплю. Если после еды не отдохнуть, можно и заболеть...- И жаба исчезла в рюкзаке.

- И пока я не забыл, не позволяй Витьку выпёрдывать из меня такие жуткие звуки, когда он приходит к нам в комнату...- глухо донеслось из рюкзака.

- Хорошо. А я пойду, пожру.- Сказал Шварц рюкзаку и встал. Волосы на его голове тоже встали, ибо за преподавательским столом сидел чужой.

Лысая голова, радужные очки в круглой оправе, скрывавшие глаза и чёрныи плащ - всё это было зловеще. Но испугало Егора не это. Вместо кисти левая рука незнакомца заканчивалась длинным стальным ПИНЦЕТОМ.

-Ха-ха! Узнаешь доктора Пинцета?- Воскликнул человек за столом и щелкнул пинцетом. Быстродействующий ум Егора предлагал и отбрасывал сотни решений этой ужасной ситуации. Попутно он подсчитал шансы выбраться живим с поправкой на жабу. Этот тип, Пинцет, явно псих, вероятно опасный маньяк. И у него на меня зуб... За окном ярко светило солнце и слышались отрывистые команды - 3-й курс истязали военной подготовкой.

-Я давно следил за вашей группой...- говорил доктор Пинцет. - Сведения мне поставляли многие из ваших преподавателей... Ты, конечно, не мог знать что они - мои информаторы... Ты замечал, должно быть - ваша группа самая дружная и наиболее веселая из всех. Вы начали представлять реальную опасность... Но с этим будет покончено. Начать я решил с тебя.

Резким движением Пинцет встал. Он был низкорослым и полненьким. Он приподнял руку с пинцетом на манер маняшего краба.

- Я знаю откуда вы взялись. - Спокойно сказал Егор. - Я недавно смотрел "Крюка", и вы просто модификация капитана, созданная моим воображением.

-Какая самонадеянность, - Пинцет сокрушенно покачал головой. - Почему ты думаешь, что именно твоим воображением? К тому же пинцет гораздо более совершенное орудие, чем какои-то там примитивный крюк, во всяком случае в научном учереждении... И для убийств... Ты сейчас это поймеш...

-Что за фигня... - Послышался сонный голос, и голово Робина с заспанными глазами появилась из рюкзака. Узкие вертикальные зрачки пипы расширились от ужаса. -Он уже здесь! Ну, рога... -Что, кто это сказал?- насторожился Пинцет и повернул круглую голову, прислушиваясь. - Беги, я отвлеку его...- Шепнул Робин. Егор кивнул.

С криком карр-рамба! - пипа вскочила на стол и огромными прыжками запрыгала к доктору Пинцету через столы, уставленные микроскопами и бутыльками. Шварц тоже перепрыгнул через стол и ринулся к выходу по параллельному проходу. Он нырнул в дверь и ударился головои во что-то твердое. Он увидел пуговицы и серую ткань пальто. Шварц поднял глаза (в смысле взглянул, глаза его спокойно пребывали в глазницах). На него из под нахмуренных бровей смотрели два десятикратных окуляра. Да, это был профессор Микроскоп, терроризировавший группу страшными контрольными в начале семестра. - Скоп, убей его! - завопил Пинцет, сражаясь с жабой, взепившейся ему в лицо. Очки слетели с доктора, и пипа пыталас добраться до его глаз. В горло Егора вцепились сильные руки. Его ноги оторвались от пола, и он увидел, что окуляры профессора фокусируются на его лице.

Диафрагмы в окулярах сузились.

- Воронин, сам да...- Прогудел мрачный голос.- Оптику не любит, имеет корявый почерк...

Тем временем Пинцет умудрился как-то странно изогнуть правую руку и в следующий миг ужасный пинцет вонзился в Робина. Фонтанчик красной крови залил лицо доктора.

- Егор, чем вы здесь занимаетесь...- Послышался противный тонкий голос. Это конец, понял Шварц. Он узнал голос. Микроскоп опустил Шварца на пол и обернулся, не выпуская его горла.

- Здравствуйте, Зинаида Ивановна,- прошептал Шварц придушенным голосом. Из-за Микроскопа он разглядел Зи-Зи, старую, сумасшедшую ботаничку, ужас и кошмар первых курсов биологического Фака. Она резво передвигалась в механизированном автоматическом инвалидном кресле. В белёсых глазах горел мрачный огонь. Шварц вспомнил, что на практике она сломала обе ноги, подскользнувшись на корочке от банана.

Микроскоп попытался скрыться в лаборатории вместе с Егором, но не успел.

-Эй вы, стойте.- зловеще сказала Анабена.- Поставьте ребёнка на место. Окуляры профессора гневно шевельнулись.

- Пошла ты...- прошипел он и показал ей средний палец свободной рукой.

- Гомосексуалист проклятый.- сказала Анабена. Она нажала на что-то, и один из подлокотников кресла откинулся. Крючковатые пальцы старого монстра забегали по миниатюрному пульту. А кресло-то оказалось с трансформером. Из-за спинки выскочил маленький прожектор. Его луч ослепил профессора. Под тихий скрип микровинтов сдвигались металлические пластинки, пощелкивало зарядное устройство. Правый подлокотник превратился в ружье. Два плавных движения шарниров, и голову Зинаиды скрыл непробиваемый черный шлем из поляризованного стекла, в котором она безумно напоминала злое насекомое.

Злодей бросил Егора и начал спасаться внутрь класса. Пинцет оторвал от лица пипу, швырнул её в Анабену, пытаясь закрыть дверь. Но было поздно. Поскрипывая, кресло с оператором въехало в лабораторию. Егор на подкашивающихся ногах бежал по коридору, сжимая в руках погибшую пипу.

Услышав за спиной выстрелы, он вбежал в мясной отдел магазина "Муравейник". Только сейчас он понял, почему тот так называется: по полу и стенам сновали вереницы муравьев.

Шварцу бешенно захотелось есть. Он встал в очередь, прикидывая, на сколько колбасы хватит его денег. Пипа захрипела: - Меня... Можно спасти... Кусочком копчёной колбасы... - Из последних сил проговорил Робин и потерял сознание.

- 100 грамм "Таллинской".- Попросил Егор у продавщицы. Пока она отрезала колбасу, его внимание привлекла старушка, только что купившая кило сосисок. Голодная бабушка сняла шкурку с одной сосиски и начала есть её, прямо сырую.

Сжевав сосиску, старушка удовлетворенно рыгнула, положила остальные в сумку и ушла.

- Триста двадцать в кассу.- Промолвила продавщица, заворачивая колбасу в хрустящую бумажку.

Егор вышел из магазина, сел на лавочку и откусил кусочек колбасы, она была вкусна. Пипа зашевелилась в кармане. Шварц откусил ещё кусочек и протянул его пипе. Лапы пипы появились из глубины кармана и унесли колбасу.

Затем голова пипы высунулась наружу, помаргивая глазами, и печально сказала:

- О-о... Этот жалкий кусочек лишь продлил мои мучения... А нет ли у тебя ещё такой еды?...

Егор ухмыльнулся, откусил половину оставшейся колбасы, а остальное протянул Робину.

- О счастье, я спасён...- прохрипела пила, набивая рот колбасой.

- Смотри-ка, что с бабушкой творится...- Пробормотал Егор, глядя на ту же старушку. Она недалеко ушла. Теперь её корчило и крючило, изо рта вылетали ужасные звуки. Начала собираться толпа.

- Позвоните в скорую!- крикнул кто-то.

Старушку бросило на асфальт, теперь она конвульсивно дёргалась, лёжа на спине. И вдруг поверхность старушки лопнула. Какие-то мерзкие, извивающиеся червяки (или личинки) полезли во все стороны от останков. Люди завизжали и шарахнулись врассыпную.

Шварца посетило озарение. Цепочка яйцевые трубочки -> сосиски -> старушка замкнулась во всей своей дьявольской логичности. Минуту спустя Шварц стоял перед прилавком. - Кто поставляет вам эти сосиски? - сурово спросил он продавщицу.

- Да пошел ты. Пипа вскочила на электронные весы и грозно просипела:

- А ну говори, а то хуже будет...

- Жа-аба!!! Уберите жа-абу!!! Я всё скажу!!! - завизжала продавщица.


Над головой Шварца возвышались циклопические проржавевшие конструкции колбасного завода. Скрипели на ветру части гигантского железного скелета, в глубинах которого царила тьма.

Егор нащупал в кармане комбинезона что-то твёрдое. Он вытащил предмет на свет и рассмотрел. На пластиковой карточке было пропечатано: "Федеральный агент ШВАРЦ, работает под прикрытием. Наделён особыми полномочиями".

Пипа сидела на плече, напоминая в очках и кепке маленького сурового коммандос.

- У меня тоже есть такая фигня.- В лапке Робина появился маленький пластиковый прямоугольник. "Анимальный агент Робин (в капюшоне), работает в кепке и очках. Наделён умом." - Так что мы напарники.

- М-мда... Ну, пошли вовнутрь.- Решил Егор и вошел в тень металлических конструкций. Вскоре солнце перестало проникать между трубами, тросами и перекрытиями. Шварц включил маленький аккумуляторный фонарик. В тишине раздавался только равномерный стук капель.

- Неужели наверху пошел дождь? - подавленно прошептал Робин.

- Не думаю. Это физиологические выделения. Пол и стены покрывала слизь. Наконец фонарик осветил контейнеры, доверху заполненные гирляндами сосисок. За контейнерами завиднелось освещенное пространство. Там работали люди. Вдоль потолка продвигалась лента с крюками. С них свисали подрагивающие тела отвратительных тварей, обросших пучками толстых прямых волос. В дальнем конце цеха тварей снимали с крюков и потрошили. Залитые синей кровью рабочие в комбинезонах разрубали тесаками огромные брюшки и вытягивали из них ленты яйцевых трубочек. Шварца замутило.

- Уходим.- Шепнул Робин. Они наощупь пошли назад." Теперь всё понятно,-думал Шварц.- все эти сосиски и колбасы - это просто яйцевые трубочки колбаснеров..." Сверху начал пробиваться дневной свет. Шварц вздохнул с облегчением.

Из темноты в проход выпрыгнуло, звеня цепью, огромное омерзительное существо. Его плоть напоминала пластилин. С измятого морщинами лица дьявольской злобой сверкали желтые глаза. Клыки оскалились, и приглушенный рык донесся из глотки этого, казалось, состоящего из одних мускул существа. Шварц от досады хлопнул себя по голове.

- Там же была табличка "ОСТОРОЖНО! Обезьяны-убийцы." Ах я раззява!

- Убегай.- Сказал он жабе.- Я задержу...Это. Ты должен сообщить обо всём, что мы здесь видели... Пипа серьёзно посмотрела в глаза Шварца. - Я не прощаюсь с тобой. Не вздумай погибнуть, понял? Мы ещё послушаем вместе грязного старого Альбана и зажуём не одну палку мяса.

Робин спрыгнул с плеча и исчез в темноте. Чудовище резко крутануло головой. Шварц шагнул вперёд. С ужасающим рычанием обезьяноподобная тварь прыгнула на него. Цепь отбросила её назад. Шварц бросился к свету. Стальные когтистые пальцы схватили его за ногу. Предсмертный вопль Шварца...  


...испугал Яшку.

- Ты чего?...- он посмотрел на Егора испуганно.

- А ты чего тут делаешь?

- Да я кассету забыл, уже у Тани вспомнил. Беру и иду назад. А ты не собираешься?

- О йес, иду, иду...- Шварц натягивал кроссовки, глядя на жабу пипу, спокойно стоящую на стеллаже.

- А у меня галлюцинации. Поведал Яшка, пока они шли через лес.- Мне мерещится твой папа. Шварц круглыми глазами посмотрел на Яшку.- А ты его хоть раз видел?

- Ну да, один раз, когда мы кассету записывали. И Яшка рассказал, что сначала увидел папу у телефонов автоматов, и тот странно на него смотрел.

- Я хотел поздороваться и сказать "Ведь вы - папа Шварца?"- Но потом побоялся.

Потом он видел папу в торговом центре, где тот покупал веник (для отвода глаз, как утверждал Яшка), и в университете. Окончательно же его подкосила встреча папы Шварца в лесу, где тот делал вид, что собирает грибы, а сам следил за Яшкой.

- Собирает грибы? - хмыкнул Шварц. Папа владел сетью заводов и явно не нуждался в грибах.

- А у тебя ещё остались те витаминки, ну помнишь, ты мне тогда давал?- вдруг спросил Яша.

- Да.

- Дай мне одну, а? Чего-то они мне понравились.

- Станешь вот наркоманом, сядешь на мои витаминки...- Пробурчал Шварц, нехотя стаскивая со спины рюкзак. Яшка взял бутылек в руки и прочитал этикетку:

- Ух ты, по-английски... Джонсон и Джонсон...Зэ делириум Тременс... Яша посмотрел на Шварца, а Шварц на Яшку.

- Ты уверен, что это витаминки? - спросил мнительный Яшка. Но Шварц не успел ответить, так как они уже пришли к Тане и танцевали медляки, освещаемые огоньками цветомузыки. А потом Таня принесла из кухни полную сковородку чего-то благоухающего, и все уселись в кружок на ковре и начали нагребать себе в тарелки.

- Чего это? - спросил Яшка с набитым ртом.

- Угадай.

- М-м... Грибы? Таня рассмеялась.

- Какой ты смешной. Это же черное мясо гигантской водяной бразильской СОРОКОНОЖКИ.

7.08.93. Яша.

©1993 Я.Варганов.

 
     
   
Stolica.ru