Stolica.ru
Все Кулички                          Реклама на Куличках
     
 
Посторонним В
 
Каникулы в Швейцарии
 
 

 

Мои впечатления от каникул в Швейцарии в июне 2002 года. Жмите на маленькие картинки, чтобы открыть большие их копии в новом окне.

***

Анжелика, Макс и я на фоне фонтана.

В самолете было пусто - по человеку на ряд. Последний час полета я сидел и таращился в окно, разглядывая горные пейзажи. Последние пять минут пытался увидеть знаменитый фонтан посреди озера, но безуспешно - видимо, он остался по другому борту. После посадки я, пройдя мимо ужасно невежливого и сердитого таможенника, вышел в аэропорт, где меня встретил Макс. Он, оказывается, встречал меня уже во второй раз, так как перепутал дату моего прилета и уже приезжал вчера. По пути домой мы забежали в магазинчик за продуктами и пивом. Остаток дня провели гуляя по Женеве, а вечером пришла Анжелика, и мы выпили за встречу.

***

Полный расслабон!

По телевизору вещают на шести языках: немецком, французском, итальянском, португальском, испанском и английском. Никогда бы не подумал, что Симпсоны на немецком - это круто, но это действительно так. А вот Сталлоне, хоть и итальянских кровей, но быстро лопочущий чего-то на итальянском выглядит смешно.

***

Кругом все цвело и пахло.

Мы с Максом, после некоторых раздумий, решили-таки скататься в Ивуар, во Францию. Правда, ни у одного из нас не было шенгенской визы, а у меня еще не было и швейцарской (была одноразовая, да вся вышла при въезде). Но мы решили на это дело забить и купили билеты на пароходик, который, вертя гребными колесами, повез нас по Женевскому озеру. Черный стюард предлагал пиво, вино и кока-колу, но "у нас с собой было". Каждый раз, глядя на пузыри, поднимающиеся вихрями в чистейшей воде озера, мы вспоминали про лежащее в рюкзаке пиво. Наконец Макс не выдержал: "Оно ведь нагреется". Я возражать не стал.

***

Старые заросшие плющем домики.

В Ивуаре визы никто не проверял. Так что во Францию мы попали. О том, что случится, если меня не пустят обратно в Швейцарию, я предпочитал не думать. Впрочем, это и так быстро вылетело у меня из головы. Красивый старый город, весь увешанный, усаженный и уставленный цветами, привел нас с Максом в состояние полнейшего душевного спокойствия. Не торопясь мы обошли все пять улиц, походили по колено в воде у причала и сели обедать на берегу, любуясь выглянувшими из-под постоянной озерной дымки горами.

***

Обед на природе.

Впрочем, на обратном пути визы тоже никто не проверял.

***

Мы вышли в Нионе. Залезли в тутовник и лопали нежные сладкие ягоды. По рукам и по губам тек красный сок. Снаружи ни нас, ни ягод не видно. Прохожие оглядывались на подозрительный шорох в кустах. И тут появился я - весь измазан чем-то красным, в руках видеокамера на полутораметровом штативе, сзади Макс, ругающийся по-русски на обкапанную соком майку.

***

В Ивуарский замок туристов не пускают - приходится любоваться издали.

На высоком холме над Нионом стоят колонны римского виду. Три штуки. Мы сначала прикалывались - вот, мол, поставили какие-то подделки для туристов, но потом все-таки туда залезли. И что? Ведь оказались совершенно настоящие колонны, только отреставрированные. Так что лезли не зря. Тем более что вид на озеро оттуда - закачаешься.

***

- Макс, давай забежим в тот минимаркет за пивом.

- Какой минимаркет?

- Ну тот, в который мы в первый день заходили.

Макс смотрит чуть обиженно.

- Это не минимаркет, это довольно большой магазин.

***

Без такой фотографии из Швейцарии никто не возвращается.

- Во, Макс, я куплю сыр, какой мы вчера ели - с зеленой травкой внутри.

- Положи на место, это не тот сыр, - говорит Макс и протягивает мне другой. - Вот какой мы вчера ели. И он не с травкой, а с плесенью.

***

- Ой, а что это у нее внутри такое коричневое?

- Шварц, изучать анатомию улиток надо было на первом курсе. А сейчас не умничай, а суй ее быстрее в рот. Вот так. Теперь пивом запей. Ну как?

Отлично.

***

Пошли покупать кабель для камеры.

Мы: Заходим в магазин, растерянно бродим среди полок.
Продавец: Не спеша составляет какие-то банки в башенку. На нас - ноль внимания.
Мы: Наконец находим нужный кабель, но его просто так не взять - он пристегнут на замочек.
Продавец: Не спеша расставляет какие-то банки в башенку.
Мы: - Алле, мужик! Нам бы кабель.
Продавец: - Иду!
Мы: Ждем.
Продавец: Не спеша расставляет какие-то банки в башенку.
Мы: Довольно долго ждем.
Продавец: Закончив свое творение и убедившись в его полном совершенстве, подходит и отстегивает ключиком кабель.
Мы: Подходим к кассе.
Продавец: Удаляется куда-то вглубь магазина.
Мы: Замечаем второго продавца около кассы и пытаемся привлечь его внимание.
Второй продавец: Задумчиво смотрит вдаль. Мимо нас.
Мы: - Извиняйте, нам бы рассчитаться.
Второй продавец: Откликается на голос и неохотно подходит к кассе. По пути останавливается поговорить с третьим продавцом. Наконец доходит до нас, берет деньги, дает сдачу, бурчит "До свидания".
Мы: Выходим из магазина.
Второй продавец: Задумчиво смотрит вглубь магазина и, мимо следующих покупателей, уходит куда-то внутрь.

А вы говорите "сервис на европейском уровне".

***

По пути к Шильонскому замку.

Монтрё расположен на противоположном от Женевы конце озера. Там находится знаменитый Шильонский замок, в котором сидел в заточении Шильонский Узник, о котором Байрон сложил одноименную поэму. Узника, конечно же, звали не просто "Узник", тем более что сидел он там не один. Звали его совсем иначе, а как именно - я запамятовал. Помню только, что был он монахом и боролся за независимость Швейцарии. От кого независимость - я тоже не знаю, да если говорить честно, то и поэму-то я не читал. Байрон для меня памятен только тем, что он не Лермонтов. Или Пушкин - это не Байрон? А кто же написал "Сижу за решеткой"? Может, все-таки, Пушкин? Совсем запутался. Байрон, впрочем, был мужик умный и предполагал, что потомки могут и позабыть автора столь прекрасной поэмы, поэтому он на одном из столбов в подземелье накарябал перочинным ножичком: "Байрон". И ведь сработало! Вокруг этой надписи соорудили рамочку, чтобы народ не забывал своего героя. Впрочем, бытует легенда, что это Лермонтов, будучи в замке и зачитавшись поэмой про узника, в задумчивости выцарапал имя великого поэта. Его, правда, за этим делом застукали и замели в каталажку. При этом решили, что выцарапал он на стене свое имя, а потому внесли в учетную книгу под фамилией Байрон. Вот тогда-то Михаил Юрьевич и написал знаменитые строки: "Нет, я не Байрон! Я - другой!".

Боже, ну и бред же я понес...

***

На горизонте показался замок. Ура!!!

А с этой байроновской надписью еще вот какие пироги: каждый, побывавший в Шильонском замке и дошедший до вышеописанной колонны, может смело утверждать, что читал Байрона. В оригинале. Нет, даже не в оригинале, а в подлиннике! Все-таки умный был мужик...

***

Узникам было в замке привольно - высокие потолки, просторные комнаты, оригинальный интерьер (пол и нижняя часть стены являются частью скалы, на которой и стоит замок), прекрасный вид из окна. Короче, с современными тюрьмами не сравнить. Впрочем, тюремщики и о своих удобствах не забывали. Виселица была расположена прямо на выходе из "камер", а буквально в двух шагах от нее находился спуск к озеру, чтобы висельника далеко не таскать и не хоронить, а бросать сразу в воду. Заодно и рыбу прикармливали.

***

Врагов на горизонте не видать...

Находившись по многочисленным старинным залам, мы с Максом с радостью присели за маленький, современного вида столик, стоявший рядом с автоматом, продающим кока-колу. Картина маслом: башенки, покрытые черепицей, каменная кладка стен, расписные гербы ушедшей в забвение древней знати, рысцой пробегающие мимо японские туристы - и мы с Максом, жующие заботливо приготовленные Анжеликой бутерброды и запивающие их пивом прямо из бутылок. Невольно вспомнилось: "В греческом зале, в греческом зале..."

***

Я был настолько переполнен впечатлениями, что когда Макс, ныряя в очередной темный склеп, в шутку сказал: "А вот здесь сидел Узник Железной Маски", я даже не сильно удивился, а лишь автоматически переспросил: "Правда?"

***

Дозорного тянет в сон.

Кругом висели таблички: "Кладка 12 века", "Кладка 15 века", "Пристроено в 16 веке", "Мебель 17 века" и т.д. Я сказал: "А вот про наше время ничего не напишут". "Напишут, - возразил Макс, глядя под ноги. - Асфальт положен в конце двадцатого века".

***

Все крыши в замке покрыты черепицей. Ее снимают со старых домов в округе, чтобы выглядела старой, а взамен выдают новую. И всем хорошо.

***

Перед отъездом мы натянули предусмотрительно захваченные плавки и, осторожно спустившись по крупным камням, искупались в озере. Я посмотрел вокруг - на коричнево-серый замок со множеством башенок, на горы в белесой дымке, на виноградники на склонах, и меня охватило острое чувство нереальности происходящего. Мы выбрались на берег, съели по мороженому и улеглись поспать на травке. Лишь проснувшись, я ощутил - все это на самом деле. И наступил кайф.

***

Старый собор.

Лозанна - город простой. Снизу, от озера, вверх поднимаются улицы. Ты все время идешь либо в гору, либо под гору. Говорят, что из-за этого у девушек в Лозанне самые красивые ноги во всей Европе. Я судить не берусь, во всей Европе не был, но очень похоже на правду.

***

Пошли вниз, к озеру. Макс уверенно произнес: "Мы ведь идем вниз, значит озера нам не миновать". Спустя 40 минут мы сделали то, что нужно было сделать 40 минут назад - подошли к карте на автобусной остановке и выяснили, что озеро все это время было от нас по левую руку. Еще часа полтора - и мы бы, наверное, дошли обратно до Женевы. Повернули налево, и не успели мы пройти и пяти минут, как Макс стал меня уговаривать повернуть еще раз налево. Вот ведь Сусанин!

***

В этот момент нас очень внимательно разглядывали из окон Комитета.

Вот и дошли мы до озера. Но где же туалеты, господа? Тут мы заметили неподалеку цивильно выглядевшее здание с очень хорошо подстриженным газоном и скульптурами. Подошли - и поняли, что здесь нам ничего не светит. Надпись гласила: "Международный Олимпийский Комитет". Память об Олимпиаде еще жива была в наших сердцах, и в голове даже возникла мысль выразить определенным образом протест... Но мы не стали. Вместо этого мы пошли и сфотографировались со стоящими во дворе скульптурами.

А в этот момент уже начала собираться толпа.

По ходу дела обнаружилось, что у железобетонного бегуна не хватает уха - видно, кто-то оборвал. Макс, художественная натура, не растерялся и прилепил на торчащую вместо уха проволочку засохший листик. Получилось очень натурально, а издалека фигура вообще существенно похорошела и стала привлекать к себе народные массы.

А туалет мы нашли в ста метрах.

***

Это не советский флаг - там внутри белый крест.

Мы сидели на берегу и пили пиво. Невдалеке пенсики резались в "шары" - популярную в Швейцарии игру, целью которой является закинуть свой шар как можно ближе к цели, выбив при этом шары противников. Казалось бы, такая игра, где побеждают самые заподлянцы, должна вызывать массу эмоций, но полуживые старички меланхолично кидали свои шары, после чего сосредоточенно измеряли расстояния от шаров до цели специально припасенной для этого дела рулеткой.

***

Второго мужика мы обработали уже втроем.

Ближе к вечеру нас нашел Стас. Мы дошли до "Олимпийского Музея", где поглумились над очередными статуями. Макс со Стасом побежали меряться мощами с огромным трехметровым мужиком, отлитым из чугуна, и быстро вернулись обратно, скромно отводя глаза. Как я жалел, что не успел включить видеокамеру!

***

Очень многозначительная могла-бы получиться фотография, но...

Вечером были, как полагается, бутерброды с колбасой, сыром и пивом, анекдоты под пиво, пиво с преферансом и пиво просто так. Где-то между делом было и вино. Вино, как мы вспомнили утром, было хорошее, а вот пиво - "явно порченное". Стас, напоминая рожей Караченцева, сердито пинал картонку из-под телевизора, на которой он спал всю ночь, и удивленно сипел: "А вчера она казалось мягкой". Стас поехал на работу, Макс - назад в Женеву, а я прямо из Лозанны поехал в Меринген.

***

Для тех, кто не может вспомнить, откуда ему известно название Меринген, напомню, что там находится Рейхенбахский водопад, в пучине которого сгинул Наполеон преступного мира - профессор Мориарти. Шерлок Холмс изначально сгинул вместе с ним, однако очень быстро, под влиянием возмущенной толпы читателей, был воскрешен в целости и сохранности и раскрыл еще 97 загадочных преступлений.

***

Похоже, единственная англо-говорящая душа в округе.

Билет до Мерингена был у меня не простой, а с двумя пересадками. После первой пересадки вдруг обнаружилось, что весь народ вокруг говорит не на французском (к чему я уже привык в Женеве), а на немецком. Причем не на обычном немецком, а на его швейцарском варианте, так что никакие "Гутен морген" и "Гутен таг" не катят. Вместо этого они говорят что-то вроде "Цвинке". Если кто знает, как правильно, - поправьте, я не обижусь.

Так вот и оказался я совершенно не говорящим на местном наречии туристом. Причем одиноким туристом. Более того, как оказалось, в этой части Швейцарии очень мало людей говорит на английском. Ну ладно, решил я, буду мотать головой.

***

По приезде в Меринген я забежал в магазин за фруктами, шоколадом и соком (приближался обед) и сразу же отправился к водопаду. Хорошо хоть не пришлось спрашивать дорогу - указатели начались от самого вокзала.

***

Вид на Меринген по пути наверх.

Вверх к водопаду ходит фуникулер. За поездку туда и обратно берут 7 франков (около 5 долларов). Это оказалось чуть ли не единственным местом, где на туристах пытались сделать хоть какие-то деньги. Кроме фуникулера в Мерингене есть музей Шерлока Холмса (довольно убогий и работающий только после обеда) и несколько ресторанов с названиями типа "У Шерлока Холмса". Если где-то и продавали открытки или сувениры, то я их не заметил.

***

На фуникулере я не поехал, а, как настоящий турист, полез в гору пешком. Довольно быстро оказалось, что фуникулер едет по правому краю водопада, а я поднимаюсь - по левому. Это меня только порадовало.

Погода стояла отличная для карабканья в гору: тепло, и в то же время пасмурно и с ветерком. Я шел совершенно один по довольно диким тропинкам, лишь иногда встречая таблички, подтверждающие, что я все еще не сбился с курса. Через некоторое время я выбрался на луг, с которого открывался замечательный вид. Слегка притомившись, я устроился на ближайшей кочке и пообедал. Стояла полная тишина, и если прислушаться, то можно было вообразить, что уже слышен шум водопада. Взбодрившись, я зашагал дальше.

***

Дорога к водопаду, как ни странно, в одном месте пролегала через чей-то задний двор. На качелях и в песочнице играло несколько ребятишек, которые не обратили на меня большого внимания. В этом же месте я встретил первых и, как оказалось, единственных за все восхождение попутчиков.

***

(1) У подножья водопада.

Почти сразу же дорога пошла круто вверх, стало влажно и явственно послышался шум падающей воды. Вскарабкавшись на очередной подъем, я вдруг обнаружил себя у подножия водопада. Народ, выбравшийся из фуникулера, расхаживал где-то далеко вверху, а вокруг меня все было мокро, как после дождя, и воздух был пропитан водой, которая собиралась в капельки покрупнее и садилась на мое лицо, одежду, видеокамеру... Видеокамеру!!! Я быстро сделал несколько кадров, после чего засунул ее поглубже в сумку и предался медитации, глядя, как сжатые, скрученные в теснине струи вырываются на свободу, летят, блестя искрами капель, и разбиваются о камни.

Так я простоял минут пятнадцать, пока окончательно не промок. Нехотя я подхватил треногу и, с некоторой грустью, пошел вверх. Позже, на обратном пути в Женеву, я, вспоминая прошедший день, решил, что эти пятнадцать минут были самыми лучшими за всю поездку.

***

(2) Вот оно - знаменитое место!!!

Площадку, где собственно и происходила схватка Холмса с Мориарти, я чуть было не пропустил - к ней вел указатель, на котором ничего не говорилось о Шерлоке Холмсе. Я просто решил подойти поближе к водопаду - и вдруг увидел табличку (что меня особенно порадовало - на родном языке): "In this fearfull place Sherlock Holmes vanquished Professor Moriarty...", ну и так далее. Рядом с табличкой висела большая белая пятиконечная звезда, чтобы людям, приехавшим на фуникулере, было понятно, где находится памятное место.

***

Сравните с оригиналом.

Что меня поразило (после Америки), так это отсутствие каких-либо ограждений, предупреждающих табличек и неухоженность тропинок. Во многих местах, оступившись, можно было рухнуть с высоты метров 15-20, а то и больше. Сам водопад тоже никак не огорожен, и можно пройти почти к самому его подножию.

***

Выглянув за перила, я обнаружил то, о чем уже слышал раньше: свалившись с этой площадки, профессор Мориарти никак не мог сгинуть в водопаде, так как упал бы на камни метрах в 20 от кромки воды. Приехав домой и раскопав оригинальные рисунки, сделанные Паджетом под строгим надзором Конан Дойля, я обнаружил (смотри фото), что художник объединил два места, находящихся друг от друга в 30-40 метрах по вертикали, - площадку с табличкой и то место, с которого я в первый раз увидел водопад. Причем совершенно правильно сделал - иллюстрация от этого только выиграла.

***

На самом деле точка (2) находится намного выше точки (1)

Все восхождение наверх (не считая перекуров) заняло у меня чуть больше часа. Сверху очень хорошо видно, насколько дикий и бурный этот водопад. Река, питающая его, довольно широка и быстра, а расстояние между камнями в самом узком его месте - метра два-три. Даже до водопада, на небольших порогах, вода вспенивается и разлетается брызгами по склонившимся над камнями деревьям.

***

Чуть спустившись вниз, я оказался на площадке, на которую приезжает фуникулер. Опять же меня поразило, что на ней не продавали ни сувениров, ни открыток. Там стояла картонная фигура Шерлока Холмса с дыркой для лица и работал бесплатный туалет. "Поговорив" со стариканом, заправляющим фуникулером, я выяснил, что проезд вниз стоит 5 франков и что платить надо ему. Я еще пошатался немного по площадке, проследил взглядом весь мой маршрут (специально отметил белую звездочку на скале напротив) и, с чувством полного удовлетворения, поехал вниз.

***

С правой стороны от водопада.

Вернувшись обратно в город, я посетил музей Шерлока Холмса, нашел его довольно скучным - и решил побродить еще немного по окрестностям. Выбрав одну из указательных стрелок, на которой было написано нечто, что я расшифровал как "Водный путь", я отправился в гору. Дорожка вела меня к водопаду, расположенному напротив Рейхенбахского. На очередном указателе я "прочитал", что, пойдя по этому маршруту, я вернусь в город часа через полтора. "Ни фига себе!" - подумал я, и решил не ходить по этому маршруту, а просто пошел через лес напрямик к водопаду. Через 10 минут я был уже там. Присев на камень и прислонившись спиной к желто-черной табличке с кучей восклицательных знаков и надписью "Администрация Мерингена", я достал остатки шоколада и сжевал их, запивая апельсиновым соком. Водопад оказался очень даже неплох, такой же неистовый, как Рейхенбахский, только поменьше. Сидя под его брызгами и наблюдая за тем, как Меринген погружается в сумерки, а облако, зацепившееся за высокую белую гору еще днем, сползает все ниже и ниже, я окончательно продрог и проголодался. Пора было идти погреться.

***

В ресторане, конечно же, никто не говорил по-английски. После десяти минут поисков из глубин кухни была извлечена симпатичная девушка, якобы говорившая по-английски, которая кое-как поняла, что мне нужно а) пива и б) поесть чего-нибудь. Зачем они ее искали - осталось для меня загадкой.

Слегка подкрепившись, я пошел к вокзалу, а через полчаса подошел мой поезд.

***

Этот дом плющило не по-детски...

Последний день мы провели на велосипедах. Максу надо было наделать фотографий Женевы для сестры, которая собиралась выпускать фотоальбом. Женева - город небольшой, но все-таки обежать его весь за один день довольно сложно. Однако Макс вспомнил, что в некоторых местах в центре города можно на халяву взять велосипед на день. Мы пошли на набережную - и тут же нашли такую шарашку. Правда, оказалось, что для того чтобы взять велосипед, надо сделать пожертвование в какую-то благотворительную организацию. Мы заплатили по 5 франков, оставили залог - и понеслись. Велики были отличные: многоскоростные, легкие, удобные.

Приют торговцев гашишом.

Мы ездили по Женеве, и Макс везде делал фотографии. Когда мы въехали под мост, стоявший там парень засуетился и стал что-то оживленно говорить, размахивая руками. Я спросил, что случилось, и Макс объяснил мне, что парень торгует наркотой и не желает появляться в кадре.

К вечеру мы объездили всю Женеву вдоль и поперек, побывали и на левом, и на правом берегах, заехали в старый город, прокатились по Розарию и ботаническому саду.

А на следующий день улетели в Россию. Но это уже другая история.

 

 
     
   
Stolica.ru